aif.ru counter
704

История «Божьей коровки». За что наказали брянских стиляг?

Молодым брянцам это словосочетание вряд ли о чём-то говорит. Но многие горожане старшего поколения хорошо помнят тот громкий судебный процесс по делу стиляг, проходивший в Брянске осенью 1960 года.

Робкие ростки первой в Советском Союзе молодёжной субкультуры стали появляться вскоре после окончания Великой Отечественной войны. Когда возвращавшиеся из Европы солдаты-освободители привозили домой в качестве трофеев зарубежные музыкальные пластинки, журналы, одежду, открытки. А в кинотеатрах стали показывать трофейные западные фильмы. Красочные сюжеты другой, такой непохожей на суровый послевоенный быт жизни произвели неизгладимое впечатление на многих молодых людей.

Пытаясь привнести в свою повседневность немного ярких красок, они и придумали образ стиляги. Или «чувака» (так стиляги называли сами себя) – человека, уважающего американскую культуру, слушающего джаз и одетого в яркие наряды. Но время для самовыражения стиляги выбрали не совсем удачное. Страна вступила в решающую стадию борьбы с «низкопоклонством перед Западом». И новая молодёжная субкультура тотчас же попала под агитационный каток советской сатиры. Стиляг громили в газетах и журналах, писали про них фельетоны, рисовали карикатуры.

Своего расцвета новое молодёжное течение достигло в первые годы «оттепели», когда немного ослабла цензура. Вот тогда-то модные веяния, как водится, из столицы пришли и в Брянск. Первым брянским стилягой был молодой человек Эдуард Шишлянников. Он учился в одном из московских вузов. Приехав как-то в родной город на каникулы, всех сверстников сразил наповал своим новым нарядом. Светлое буклированное однобортное полупальто, ярко-красное кашне, узкие брюки песочного цвета и ботинки на толстой подошве – так захотел одеваться каждый брянский друг или знакомый Эдика. Одна проблема – достать все эти вещи в провинциальном городе было практически невозможно. Молодым людям приходилось идти на всевозможные ухищрения, чтобы создать свой неповторимый образ. Они перешивали старые отцовские пиджаки, пальто и брюки, проявляли чудеса изобретательности, самостоятельно приклеивая толстые подошвы к ботинкам.

Первые попытки выглядеть стильно нередко заканчивались курьёзами – чрезмерно зауженные брюки трещали по  швам при малейшем движении, полы пиджаков были длиной чуть ли не до колен, специальная стильная причёска - «кок», сделанная за неимением бриолина при помощи сахарного сиропа, собирала на себя всю уличную пыль. Подобные ходячие карикатуры поначалу шокировали завсегдатаев брянских танцплощадок. Но постепенно с опытом пришло и умение отличать действительно стильную одежду от эпатажной и смешной.

Любимым местом встреч стиляг во всех городах Советского Союза были «Бродвеи». Именем этой всемирно известной нью-йоркской улицы поклонники американской культуры называли центральные проспекты и аллеи своих городов. А в Брянске было целых два «Бродвея» - большой и малый. И маршрут их пролегал не по прямой улице, как в других городах, а по кругу. Большой брянский «Бродвей» начинался у Лесохозяйственного института (ныне БГИТА), проходил мимо областной библиотеки, кинотеатра «Октябрь» (сейчас на его месте расположен клуб) и заканчивался в районе нынешней площади Ленина, которой, к слову сказать, тогда ещё не было.

Круг малого «Бродвея» находился в парке Толстого. Там же была и танцплощадка, где каждый вечер собиралась молодёжь всего Советского района Брянска. Любимой музыкой стиляг был джаз, хотя эту молодёжную субкультуру часто ассоциируют с рок-н-роллом. Новые музыкальные веяния в те годы до Брянска ещё не дошли. Поэтому заветной мечтой каждого брянского стиляги были пластинки с записями Гленна Миллера, Луи Армстронга, Бенни Гудмена. Из советских музыкантов особым уважением в "стиляжьей" среде пользовались Леонид Утёсов и Эдди Рознер. Сегодня можно только удивляться, почему столь незатейливые молодёжные увлечения так раздражали общественность. Тем не менее, противостояние стиляг и советского общества часто приводили первых к печальным последствиям. Так это и случилось в Брянске.

Вообще история «Божьей коровки» началась с безобидного розыгрыша. Жил в те годы в городе молодой парень Сева Саратовцев. Он писал стихи, не сказать, чтобы хорошие, но автор очень хотел признания своего таланта. И поэтому обивал пороги редакций местных газет с просьбами опубликовать его произведения. Особенно докучал Сева «Брянскому рабочему». Однажды один из сотрудников этой газеты попросил своего знакомого молодого художника-самоучку Митю Иванова проявить фантазию и избавить наконец, редакцию от назойливого поэта. И вот группа брянских стиляг в одночасье придумала организацию «Божья коровка», якобы помогающую непризнанным литераторам издаваться заграницей. Тотчас же возникли и все атрибуты: резиденты иностранных разведок, шеф заграничной ячейки организации, подпольные клички, секретные миссии и т.д.

Остановить фантазию ребят было уже невозможно. Наивный Сева воспринял всё всерьёз. Он больше не надоедал редакциям газет, а готовился к вступлению в «Божью коровку». Ему предстояло выполнить очень важное задание – «взорвать» мост через Нижний Судок. «Взрыв», конечно же, тоже был шуточный. «Мина» состояла из коробки с кирпичом и будильником внутри. Вся эта история не скрылась от внимания соответствующих органов. Сотрудники брянского управления КГБ даже устроили за стилягами слежку. Тех это ничуть не испугало, наоборот, добавило остроты в их жизнь. Брянские чекисты вскоре поняли, что никакой антисоветской деятельности в развлечениях группы молодых людей нет, и дальнейшие действия стиляг перестали их интересовать. Так бы и закончилась тихо и мирно история «Божьей коровки», если бы не случившаяся вскоре трагедия.

Кадр из фильма "Стиляги". Реж. В. Тодоровский. Фото: КиноПоиск

Один из первых стиляг по кличке Кава застрелился. Случай для тогдашнего Брянска беспрецедентный. Никто не знал причины самоубийства. В квартирах его друзей начались обыски. Несколько человек сразу арестовали. По странному совпадению именно в это время в милицию стали поступать многочисленные заявления об изнасилованиях от брянских девушек. В преступлениях обвинялись стиляги. Десять человек оказались на скамье подсудимых. Уголовное дело приобрело яркую идеологическую окраску.

Наконец-то появилась возможность наказать ненавистных стиляг, показать, к каким страшным преступлениям может привести увлечение аморальной западной культурой. Гневные письма от комсомольцев, рабочих и колхозников Брянской области заполонили страницы газет. Общественность жаждала справедливого возмездия. Хотя, по свидетельству очевидцев, сами судебные слушания вскоре начали походить на фарс. Дело в том, что якобы потерпевшие девушки просто-напросто сожительствовали с обвиняемыми парнями. И на суде стали путаться в показаниях, а некоторые даже отказываться от них, утверждая, что дать показания их вынудили.

Преступлений как таковых не было, но наказать стиляг было нужно. И, несмотря на все нестыковки, суд вынес им обвинительный приговор. Двоих парней посадили на 10 лет, остальные тюремные сроки варьировались от года до трёх.

Спустя четыре года, когда большинство заключённых брянских стиляг уже отбыли свое наказание, заместитель прокурора РСФСР Б. Кравцов написал протест по делу «Божьей коровки». Изучив материалы дела, он признал неубедительными большинство доводов обвинения. Президиум Верховного суда РСФСР снизил меру наказания двоим оставшимся заключенным.

История эта еще долго будоражила жителей Брянска. В школьных, студенческих и рабочих коллективах то и дело проходили собрания, разоблачающие очередного стилягу. На протяжении нескольких лет любых нарядно одетых юношей и девушек сопровождали осуждающие взгляды и разговоры. Да и сейчас иногда можно слышать, что так, мол, им и надо было. А за что надо?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах