aif.ru counter
520

Штрафники в боях на Брянщине Воспоминания замкомандира штрафной роты

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51 16/12/2008

Его солдаты сильно отличались от привычного образа советского воина-освободителя.

Шесть лет за один год

В ноябре 1942‑го лейтенант Дмитрий Дебольский окончил Ленинградское пехотное училище и тут же получил направление на фронт. Первые месяцы его войны сложились непросто:

"Конец марта 1943 года. Завершено наступление Центрального фронта, 354-я стрелковая дивизия после боев у Лукинки в глухой обороне. Станцию Комаричи взять не удалось. Бойцов осталась треть, паёк скудный. Выдохлись и немцы. Грязь, слякоть, траншеи полные воды. Держим оборону от Березовца до Марса. Тиф косит десятки солдат, а пополнение всё не приходит..."

18-летнего лейтенанта, командира взвода стрелкового полка, вызывает начальник штаба дивизии. Загадочно щурясь, предлагает должность: "Оклад командира батальона, а выслуга шесть лет за один год. Получишь людей - узнаешь". Лейтенант соглашается и тут же едет в Курск за пополнением. Пополнение ожидает его... в местной тюрьме.

Внутренний дворик, 500 заключённых. Начальник тюрьмы выходит на середину и спрашивает, кто хочет воевать? Шаг вперёд делают все без исключения.

Так Дмитрий Дебольский стал замкомом 257-й отдельной штрафной роты 65-й армии генерала Батова. В простонародье "Шу-Ра". Полтора месяца непрерывных тренировок и стрельб, первая разведка боем перед Малыми Прутками, севернее Березовца, из которой половина бойцов с тёмным прошлым не вернулась.

Слышно, как в моменты затишья фашисты крутят советские пластинки, пьяные полицаи в громкоговоритель предлагают сдаваться. Штрафники звереют на глазах, единственный вопрос лейтенанту: "В бой-то когда?"

Мясо для пушек

Долгие годы страна не афишировала правду о штрафных ротах и батальонах времён Великой Отечественной. Да и сами оставшиеся в живых штрафники старались поменьше вспоминать и говорить о своём боевом прошлом. Десятилетиями эта тема оставалось "тайной за семью печатями" для историков и журналистов. Лозунг Сталина "Ни шагу назад!" касался в том числе и 65 штрафных батальонов, 1048 штрафных рот, в которых воевало 428 тысяч оступившихся.

Известно, что штрафные подразделения Красной Армии использовались на наиболее тяжёлых и опасных участках боевых действий, где уровень потерь в разы превышал общие потери в стрелковых частях.

Из-за отсутствия достоверной информации, много написано о штрафниках правды и небылиц. Якобы за спиной у ярых уголовников стояли заградотряды НКВД с пулемётами. Дмитрий Дебольский своих подопечных, воевавших под Комаричами и Севском, запомнил другими.

"В роте было 20 человек постоянного состава, офицеры и сержанты. В подчинении у нас 400-500 солдат и офицеров, бывших полицаев и уголовников, осуждённых за разные преступления. Мы наравне со всеми ходили в атаки. В критические моменты боя наши специфические бойцы хватали нас, мальчишек-командиров, как котят за шиворот и бросали в воронки, прикрывая собой сверху. Спасали наши жизни, часто сами погибая. А в перерывах между боями мы ели из одного котла, ничего не прятали, всё делили поровну.

Большинство наших штрафников воевало до первого ранения. Некоторым за проявленную храбрость через месяц-два, снимали судимость и переводили в другие части. Были и такие, кто получал правительственные награды. Некоторые добровольно оставались воевать в "Шу-Ре".

В самое пекло

3 июня 1943 года, лишь только забрезжил рассвет, штрафная рота во главе с командиром капитаном Борисом Карипановым выползла из траншеи напротив Тростенчика. Без артподготовки, без единого выстрела. Мимо мин и фугасов, обозначенных сапёрами на нейтральной полосе. Под пронзительное пение соловьёв. Навалились на спящих немцев, устроив резню и побоище. Страх и ужас царили в немецких траншеях. Уцелело всего несколько человек-"языков", взятых в плен в начале боя. Два дня отбивали атаки пехоты и самоходок. И только по приказу командования отошли обратно в свои окопы.

Немецкие траншеи на высотке, ощетинились новыми рядами колючки, дотами и дзотами. Боеприпасов враг не жалел. Огнём выкосили все кусты на нейтральной полосе. А штрафники рвались в бой: вину искупить, судимость снять, себя испытать. Да и командование требовало "языка".

Дивизионный инженер майор Евстратов предложил необычный план, как миновать нейтралку. Напротив Березовца проходил глубокий овраг. Три недели по ночам с его склона в сторону немецких окопов сапёры рыли 130‑метровый тоннель. В вещмешках, за два километра, выносили землю, чтобы его не обнаружил с воздуха немецкий самолёт-разведчик. Работа тонкая, ювелирная. Уже слышна немецкая речь, губная гармошка. Вместе с дивизионными разведчиками рота спустилась в тоннель. Старшина выбил в конце тоннеля бревно, подпирающее потолок. Образовался провал. И в эту дыру, как черти из подземелья, хлынула штрафная рота.

Из тюрьмы -

в герои

Отбили три яростные немецкие контратаки и, получив приказ, ушли из Березовца, взорвав тоннель и захватив с собой только раненых. Не смогли похоронить своих ребят по-человечески, они остались в тех окопах. За этот бой со всех штрафников роты была снята судимость, объявлена благодарность, а 138 были награждены орденами и медалями.

По личному приказу командарма генерал-лейтенанта Павла Батова Дмитрий Дебольский был награждён редким для пехотного лейтенанта орденом - Александра Невского.

После Березовца - бои за Шведчики и Галчинский хутор. Бросок через Севск и Подлесные Новосёлки в Хинельские леса на Хутор Михайловский. Рота первой вошла в Шостку, первой вышла на реку Сож.

"Березовец и Прудки, Тростенчик и Марс, Лукинка и Шведчики, Юпитер и Василёк останутся в моей памяти как время военной молодости", - вздыхает теперь уже ветеран Дмитрий Владимирович Дебольский. - Названия этих деревень - память о моей "Шу-ре", о моих однополчанах-штрафниках, геройски погибших на брянской земле".

СПРАВКА "АиФ-БРЯНСК"

Из наградного листа лейтенанта Д. В. Дебольского

"...5 июля 1943 года противник перешёл в наступление у основания Курской дуги. С целью активизации обороны и захвата важной высоты под деревней Березовец Комаричского района Брянской области командование дивизии решило провести частную операцию силами 257-й отдельной армейской штрафной роты. Для этой цели сапёры прорыли тоннель длинной 130 метров, шириной 2 и высотой 1,9 метра. Он заканчивался прямо перед передним краем обороны противника. 19 июля тоннель был взорван и в образовавшийся пролом, используя фактор внезапности, старший лейтенант Дебольский Д. В. увлёк за собой личный состав. В ходе атаки уничтожил расчёт станкового пулемёта противника. Продвигаясь вперёд, противотанковой гранатой взорвал дзот, в котором было 10 солдат и один офицер. Высота была взята".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых