aif.ru counter
342

Об руку с бедой. Как работают психологи МЧС?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 2 13/01/2016

ГЛАВНОЕ - ПОМОЧЬ

Ольга Момот, «АиФ Брянск»: Татьяна Борисовна, в сознании людей психолог МЧС – это тот, кто держит пострадавшего за руку и пытается успокоить. Как всё происходит на самом деле, о чём вы говорите с людьми, столкнувшимися с трагедией?

Татьяна Козлова
Татьяна Козлова Фото: Из личного архива

Татьяна Колова: В этом стереотипе есть доля правды. Одна из задач наших специалистов - выстроить контакт с пострадавшим. Именно выстроить. И это не всегда «задушевный» разговор или не совсем обычная беседа. Контакт может быть и невербальным, но весьма эффективным, особенно в первые минуты трагедии. Наша профессия - помогающая. Психолог знает, как помочь человеку разобраться в его проблеме. Именно для этого он учится постоянно. Каждая ситуация - урок и школа профессионального мастерства, бесценный опыт, который нельзя приобрести из книг. Слушать и слышать, принимать и понимать своего собеседника – вот составляющие непосредственно нашей работы с любым пострадавшим.

- А как реагируют люди на такую помощь?

- Реакции на стресс различны и зависят от индивидуальных особенностей человека. Кто-то даёт полную волю эмоциям, а кто-то, наоборот, переживает всё глубоко в себе. Есть и типичные реакции, которые разрушительны для человека, если они не контролируемы ни им самим, ни специалистами. В самом начале человека захлёстывает целая буря эмоций - от гнева до истерики. Причём нередко эти эмоции молниеносно сменяют друг друга. Состояния, к которым приводят такие мощные переживания и проявления чувств и эмоций, граничат с патологией и чреваты нарушениями нервной и сердечно-сосудистой системы, формированием различных психосоматических расстройств. И задача психолога - помочь справиться с этим состоянием, чтобы пострадавший не навредил себе ещё больше.

Досье
Татьяна КОЗЛОВА - дипломированный психолог, специалист в области экстренного реагирования. Профессиональный стаж работы психологом - 21 год, 14 из которых служит в управлении МЧС России по Брянской области. В 2010 году заняла третье место во Всероссийском конкурсе «Лучший психолог МЧС России». Награждена ведомственными знаками отличия, среди которых - нагрудный знак МЧС России «За заслуги», медаль «За отличие в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации».

Терапия как плацебо

- Брянщина, к счастью, не сталкивалась с крупными чрезвычайными ситуациями. Приходилось ли вам выезжать на места трагедий в других регионах и работать, так сказать, в полевых условиях?

- В других регионах работать в зоне ЧС мне не приходилось. А на моём личном счету около 70 оперативных выездов. В основном это пожары и дорожно-транспортные происшествия, в которых погибли люди. Были ситуации, связанные с поиском пропавших, гибелью ребёнка в коллекторе, гибелью на воде, трагической смертью при крушении вертолёта, последствиями железно-дорожной катастрофы, работой с переселенцами с Украины.

Помощь нужна не только тем, кто пострадал физически, но и тем, кто потерял имущество, жильё, уверенность в завтрашнем дне. Им тоже нужна помощь, умение увидеть позитивную перспективу, не утратить веру в будущее и желание жить.

Психологи, как никто другой, умеют найти нужные слова в трудной ситуации.
Психологи, как никто другой, умеют найти нужные слова в трудной ситуации. Фото: Из личного архива/ Алексей Головщиков

- Что самое сложное в вашей профессии?

- Сообщить родственникам о потере близкого человека. Из опыта работы могу сказать, что в социально значимых ситуациях присутствует так называемое «массовое сопереживание». Помощь становится эффективной, когда она не мешает пережить боль, а помогает выжить в осознанной ситуации. Трудно назвать помощью вмешательство в частную жизнь советчиков со стороны, которые не могут объективно судить о ситуации. Хотелось бы обратиться к горожанам с просьбой: даже проявляя сострадание, пожалуйста, не забывайте о золотом правиле «Не навреди».

- Что же всё-таки держит вас в этой экстремальной профессии, это ведь огромный стресс для любого человека?

- Работа действительно не из простых и требует максимума отдачи, но желание помогать людям и чувствовать, что ты нужен, гораздо сильнее. Когда ты видишь конечный итог, всё остальное уходит на второй план, и ты понимаешь, что трудишься не зря.

МЫ НЕ ЖЕЛЕЗНЫЕ

- Часто ли к вам в кабинет заглядывают коллеги? Например, пожарные, требуется ли им психологическая помощь?

- Два раза в год сотрудники всех категорий в обязательном порядке проходят курс психоэмоциональной разгрузки и реабилитации. Конечно, их обучают методам и приёмам самопомощи, но ведь все люди живые, не железные. Одно могу сказать, бесследно для организма постоянное профессиональное напряжение не проходит. А поэтапная психологическая помощь помогает и напряжение снять, и силы восстановить.

- Как же вы сами справляетесь со стрессом, ведь так или иначе вы тоже становитесь сопричастными к каждой трагедии?

- Я такой же живой человек, как и все. И тоже переживаю и волнуюсь, попадая в стрессовую ситуацию. Но на приём к специалисту не хожу, у нас есть свои способы личной психопрофилактики и реабилитации.

- Есть масса примеров крепкой дружбы между спасателем и спасённым, в вашей практике есть подобные истории?

- Есть. С некоторыми «спасёнными» мы уже много лет дружим, общаемся, всегда в курсе жизненных событий. Но я бы не стала связывать это с профессиональной деятельностью. Люди притягиваются друг к другу по интересам, а не в благодарность за что-то.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах