aif.ru counter
352

Быть мужчиной. Брянский спасатель - о героизме и желании спасать людей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8 18/02/2015

Спасите наши жизни

Владимир Белов. Фото: Из личного архива

Ольга Момот, АиФ Брянск: Трудно даже предположить, скольких людей вы спасли от огня за время службы. Своё боевое крещение помните?

Владимир Белов: Первый пожар я запомнил на всю жизнь. Это было в 1990-х, я тогда работал в Москве. Горел дом, в котором находилась одинокая пенсионерка. Приехали быстро, но когда попали внутрь, было уже поздно, спасать было некого - женщина задохнулась в дыму. Я тогда очень сильно переживал по этому поводу, всё-таки первое задание и сразу такая беда. Зато тот случай помог мне остаться в профессии. У меня как будто долг какой-то перед обществом появился, хотя раньше никогда ни о чём таком не думал.

- Люди благодарят потом за спасение своей жизни?

- К сожалению, пожарные крайне редко слышат «спасибо». Большинство людей воспринимают это как должное. Может, так оно и есть, ведь это наша работа. К тому же обычно спасённые находятся либо в шоке, либо без сознания, их забирает «скорая», тут уже не до любезностей. Хотя был случай, когда одна женщина меня всё же разыскала и поблагодарила за спасение ребёнка. Правда, это было давно, ещё в конце прошлого столетия. Сейчас люди, мне кажется, сильно изменились, стали жёстче, равнодушнее к чужой беде, что ли. Например, вместо того чтобы хотя бы попытаться помочь попавшим в беду, снимают всё происходящее на телефон, а потом выкладывают в Интернет. Разве это по-людски?

Досье
Владимир Анатольевич Белов – заместитель начальника службы пожаротушения ГУ МЧС по Брянской области. Имеет шесть правительственных и ведомственных наград, в том числе «За отвагу на пожаре» и «За спасение погибавших».

Покоритель огня

- Владимир, скажите, а в обычной жизни вам часто приходится быть героем?

- Несколько лет назад, находясь в отпуске, вытащил из горящего дома двоих детей. Просто проходил мимо и увидел занимающийся пожар в частном доме. Вызвал коллег, а потом пошёл проверить: вдруг кому-то нужна помощь? Внутри находились дети, выйти из дыма они уже не могли, пришлось вытаскивать их самому, не дожидаясь наряда. За этот случай, кстати, меня потом к министерской награде представили. Но самое интересное, что все свои награды я получал не за пожары.

- В каком смысле?

- Награждали за рядовые происшествия, с которыми мы каждый день сталкиваемся, а вот действительно опасные случаи остались почему-то в тени. Например, в начале мая 1996 года горела одна из торговых баз в Фокинском районе Брянска. Из-за пожара там произошла утечка соляной кислоты, но об этом мы узнали только на месте. На пульт дежурного тревожное сообщение пришло около четырёх часов утра, и в нём говорилось лишь о том, что из-за выброса каких-то отравляющих веществ над городом поднимается ядовитое облако. Когда мы приехали на место и увидели всё происходящее своими глазами, поняли, что это реальная угроза и она может стоить нам жизни. Но надо отдать должное, никто из ребят не пошёл на попятную. Когда мы были уже внутри, выяснилось, что это испарялась соляная кислота и её концентрация была не столь опасна, как всем казалось, хотя на следующий день у нас опухли и ноги, и руки.

Второй серьёзный пожар был в 1998 году в посёлке Юрасово Карачевского района на местном спиртзаводе. Как только подъехали, нам навстречу бросился директор завода со словами: «Сейчас всё взорвётся!». Ситуация действительно была очень серьёзная, чаны со спиртом могли рвануть в любую минуту. Пришлось быстро эвакуировать персонал и тушить огонь.

- Возможно ли привыкнуть к тому, что всем помочь невозможно?

- Годишься ли ты на роль огнеборца, показывают первые два-три пожара. Если после этого ты не передумал и не ушёл, значит, тебя окончательно затянет эта профессия и уйти будет нереально. К риску и роли героя привыкаешь быстро. Я, например, давно бы мог сидеть на пенсии, но понимание, что ты ещё кому-то нужен, не даёт успокоиться. Да и сила ещё есть. А вот к смерти никогда не привыкнешь, особенно если погибают дети, и ты ничего не можешь с этим поделать.

За 25 лет службы Владимир спас сотни жизней. Фото: Из личного архива

Герои по крови

- Как родные относятся к вашей непростой работе?

- Они давно привыкли к такому образу жизни, а старший сын вообще пошёл по моим стопам. Уже два года как служит в пожарной части вместе со мной. Туда он приходил ещё ребёнком, наверное, это и повлияло на выбор профессии. Конечно, мы с супругой всячески отговаривали его от этой затеи, мол, одного спасателя в семье вполне достаточно. Но переубедить не получилось. Он упрямый, как и я.

- Вы за него переживаете?

- Очень не люблю, когда мы с ним в одну рабочую смену попадаем. Для меня это сущий кошмар. Как приезжаем на место происшествия, сразу начинаю по-отечески за него переживать, хотя прекрасно понимаю, что этого нельзя делать, но иначе не могу. Поэтому когда бывают сложные пожары, стараюсь идти вместе с ним, чтобы в случае чего успеть защитить. К счастью, моя помощь ему пока не понадобилась. А вообще мне нравится, как он работает. Я доволен, и он тоже. Хорошо хоть младший сын о карьере пожарного не думает. Говорит, что это не его стезя, и я с ним согласен.

- А за себя страшно бывает?

- Обычно страшно бывает потом, в процессе тушения ты не вполне осознаёшь, что к чему, действуешь, как говорится, на автомате, отработанном годами. А вот когда эмоции проходят и ум проясняется, начинаешь понимать, насколько было опасно. Но самое страшное на пожаре не это, а когда ты не можешь найти очаг возгорания. Идёшь в дыму, практически на ощупь, а температура настолько высокая, что защитная маска плавится прямо на лице, а пламя всё сильнее и сильнее. И чем дольше ты не можешь найти источник огня, тем сильнее начинаешь паниковать. Порой даже подготовленные люди могут пойти на поводу страха.

Ежедневная работа пожарного нередко похожа на подвиг. Фото: Из личного архива

- И как же с этим справляться? С этим вообще можно справиться?

- Совсем подавить страх, наверное, нельзя, да и не нужно. Потеря инстинкта самосохранения чревата тяжёлыми последствиями. Но держать эмоции в узде необходимо. Думаю, для этого нужно пройти специальную подготовку или иметь врождённый иммунитет к риску. Хотя обстоятельства разные бывают. Я знаю много достойных людей, которых никак не обвинишь в слабости и трусости, но они совсем не подходят для работы в пожарной охране. Один мой знакомый, например, эталон силы и мужества, но так и не смог привыкнуть к пожарам за полтора года службы. А есть люди, которые панически боятся высоты. Пришёл к нам как-то человек на работу устраиваться и в первый же день упал в обморок, увидев учебную башню, хотя нам он показался неплохой кандидатурой.

- Вы говорите сейчас о старой гвардии, а что молодёжь?

- Среди молодёжи по-прежнему много толковых ребят, они не только физически, но и эмоционально крепкие, а ещё у них есть желание спасти людей. В нашей профессии - это главное.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах