aif.ru counter
27.02.2017 07:21
700

Не крепостные, а казенные. Как бунт крестьян на Брянщине стал кровавым

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5 01/02/2017
А. И. Корзухин. Сбор недоимок (Уводят последнюю корову).
А. И. Корзухин. Сбор недоимок (Уводят последнюю корову). © / Public Domain

 

Удивительно, сколько ярких событий хранит история Брянской земли. И далеко не все из них связаны с войнами.

Передовые помещики

Посёлок Локоть имеет интересную историю. Первые поселения возникли здесь ещё в XVII веке. На небольшом хуторе останавливались купцы и другие проезжие люди. Проходящая дорога из Севска на Карачев при выезде из Нерусской дачи делала крутой поворот, напоминающий локоть согнутой руки. С тех пор за поселением закрепилось название хутор Локоть.

Земли, леса, угодья в XVIII веке принадлежали видному военному деятелю графу Степану Фёдоровичу Апраксину. Ему императрица Елизавета Петровна в 1748 году подарила Брасовский стан Комаричской волости, где было 38 населённых пунктов, и сто пятьдесят тысяч десятин земельных, луговых и лесных угодий. Живущие на этих землях крестьяне стали крепостными Апраксина.

Центром своего обширного владения Апраксин избрал село Брасово. По его указанию за 20 лет здесь были построены два главных сооружения - так называемые дома графа и графини. Вдоль дороги разместили два корпуса богодельни, церковь, здание конторы. Основные кирпичные здания, построенные в XVIII веке, сохранились до наших дней. В них размещается школа-интернат.

Из всех восстаний конца XVIII века - это самое крупное как по охвату действия, так и по количеству участников, по силе сопротивления, продолжительности и своим последствиям. Только в Брасове и Радогощи восставших насчитывалось свыше 5 тысяч, а всего в 38 деревнях более 13 тысяч крепостных крестьян.

Более 130 лет владели нашими предками четыре поколения Апраксиных. Были среди них сподвижники Петра Великого, известные полководцы, государственные деятели, щедрые меценаты, которые немало сделали для украшения и благоустройства нашего края. Строили свои дворянские гнёзда, конечно же, использовали труд крестьян, которые получали строительные умения и навыки, да и немалую прибавку к скромному семейному бюджету. Вели своё помещичье хозяйство на уровне передовых требований, использовали лучшие научные достижения, а любознательные и трудолюбивые из крестьян усваивали и применяли в своём хозяйстве то новое и передовое, что могли видеть у своего барина.

Отказались от повиновения

Комарицкая волость, которой был подчинён Брасовский стан, была легковоспламеняемой на крестьянские бунты. Канцлер Безбородко  писал орловскому генерал-губернатору Квашнину-Самарину: «… у нас на Руси, пожалуй, нет места, не подвергнутого бунту, но бунт комарицких поселян в российской истории весьма приметный…»

В конце XVIII века в Брасове произошло крупное восстание апраксинских крестьян под руководством Емельяна Чернодырова.

Кстати
По сей день доподлинно неизвестно, какая фамилии была у предводителя: Чернодыров, Чернодыр или Чернов. Отдельные историки применяют разные варианты. Среди документов архива древних актов по восстанию 1796-1797 есть рапорт Орловского губернского правления в Сенат, который датируется 24 января 1797 года. О вооружённых выступлениях крестьян в имениях Апраксина и Голициной сказано: «В первом часу пополудни, являсь от мятежного крестьянского собрания двадцать человек отборных людей под предвождением главного из бунтовщиков Емельяна Чернова, требовали от него, Казачковского, почему он к ним приехал». В этом же документе посыльный от крестьян деревни Ивановой с просьбой к царю Павлу I Конон Чернов назван братом главного крестьянского бунтовщика. Вполне возможно, что настоящая фамилия предводителя - Чернов, а Чернодыр и Чернодыров - это презрительные клички, которые дали ему Апраксин и правящие круги царской России.

Началось оно 26 ноября 1796 года в деревне Ивановой, «в коей по четвёртой ревизии 126 душ». После принесения присяги на верность Павлу I крестьяне этого села на сходке приняли приговор о том, что они с этого дня являются уже не крепостными графа Апраксина, а казёнными, и что поэтому они не будут больше работать на своего прежнего владельца. Собрав 35 рублей, они решили направить в Санкт-Петербург с челобитием Андрея Миронова и Конона Чернова, «до возвращения коих решились сами собою все господские работы и винокуренный завод остановить и от повиновения господину Апраксину отказаться».

Бунт охватил округу свыше чем на пятьдесят вёрст в диаметре. В одном из главных мирских приговоров, между прочим, говорилось: «А ежели-де те господари, кои по придирчивости и изъяну дерзкие на руку и до избиения мужиков охочие, так в огне сжигати...»

Управитель апраксинского имения Мусорин, узнав «об отложившихся от повиновения господину крестьянах», послал дворового человека Сергеева в деревню Иваново для высылки на господскую работу 10 человек. Крестьяне выгнали его из деревни, припугнув кольями. 6 января крестьяне окружных сёл числом до 800 человек с дубовыми заострёнными кольями и дубьём, называя себя государственными крестьянами, пошли в Брасово, главную резиденцию апраксинской вотчины для разгрома господского дома.

Одному императору

Одним из предводителей восставших стал Емельян Чернодыров, житель Иваново. Вскоре волнение охватило до 30 селений, и в Брасово прибыло до 2 тысяч восставших крестьян. На первых порах они насильственных действий не предпринимали. Из всех восстаний конца XVIII века - это самое крупное как по охвату действия, так и по количеству участников, по силе сопротивления, продолжительности и своим последствиям. Только в Брасове и Радогощи восставших насчитывалось свыше 5 тысяч, а всего в 38 деревнях более 13 тысяч крепостных крестьян.

Суду были преданы двести крестьян и три священника.

Это не на шутку встревожило царскую администрацию: 22 января в Радогощь прибыл орловский губернатор Квашнин-Самарин вместе с Ахтырским полком во главе с генералом Линденером. Губернатор пытался уговорить восставших подчиниться, но собравшиеся числом более тысячи человек объявили, что «они тому только указу повиноваться будут, который будет подписан его императорским величеством, а он, губернатор, и полк подкуплены их управителем и помещиком».

Когда один из гусарских эскадронов попытался приблизиться к винокуренному заводу и конторе, то крестьяне «начали бросаться камнями и дубьём, стреляли из ружей». Не уговорив восставших разойтись, губернатор, «видя столь твёрдое в злых намерениях стояние», вынужден был уехать из Радогощи, не решаясь «употребить силу оружия».

За нерешительные действия Павел I отстранил его от должности. Новый губернатор Воейков взялся за подавление крестьянского восстания с большой ретивостью. Он окружил Радогощь правительственными войсками. Большинство восставших укрепились на господском дворе. Тогда губернатор отдал приказ пустить в ход артиллерию и другое оружие. 10 февраля пала Радогощь. Началась жестокая расправа.

Плеть и каторга

Весть о поражении восстания в Радогощи не устрашила брасовских крестьян, они решили стоять насмерть. Навстречу правительственным войскам брасовцы вышли с кольями, дубинами и рогатинами. Были у крестьян и пушки, которые установили на колокольне церкви. Фельдмаршал Репнин приказал окружить село со всех сторон войсками. Перед штурмом по Брасову было произведено 34 выстрела из орудий и свыше 600 выстрелов из ружей, в результате чего были убитые и раненые, а остальные после двухчасового боя сдались. Сгорело 16 дворов. В погребе хлебного склада был взят в плен Емельян Чернодыров и другие руководители восстания.

Суду были преданы двести крестьян и три священника. Во время следствия умерло 89 человек. 31 марта 1797 года Орловская палата суда и расправы приговорила: 6 руководителей восстания и 15 наиболее активных крестьян наказать кнутом, заклеймить и сослать навечно на каторжные работы, четырёх крестьян освободить от наказания, остальных участников волнения наказать плетьми и оставить на месте жительства. Священники были приговорены к лишению сана и ссылке на каторжные работы.

Дом Емельяна Чернодырова «в назидание потомкам» был срыт до основания. Убитые крестьяне похоронены в общей яме, над которой поставлен столб с надписью: «Тут лежат преступники против Бога, государя и помещика, справедливо наказанные огнём и мечом по закону Божиеву и государеву».

Встревоженное размахом крестьянского движения правительство вынуждено было принять указ о трёхдневной барщине.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество