Примерное время чтения: 10 минут
627

Обрастает укрепрайонами. Репортаж «АиФ» из приграничной Брянской области

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. Брянский выпуск 10/05/2023
Село Суземка после обстрела.
Село Суземка после обстрела. / Евгений Мосин / АиФ

Шесть районов Брянской области граничат с Украиной, общая протяженность линии соприкосновения - примерно 350 километров, а это почти 15% от всей границы двух государств. Сотни обстрелов, десятки разрушенных домов, погибшие и раненые мирные жители — такова новая реальность жизни в этом регионе.

Но - удивительный контраст! - тут продолжается мирная жизнь, своим чередом идёт посевная, жители области привычно реагируют на звуки работающей ПВО, ведь это значит, что солдаты берегут их покой. Однако, вооруженный конфликт приносит беды в дом, как бы ни старалась армия. Корреспондент bryansk.aif.ru побывал в приграничной зоне Брянской области и посмотрел, как живётся людям.

Обстрелы не прекращаются

Второй год СВО тут начался относительно тихо: мелкие обстрелы, случайные прилеты, а главное: без жертв, как в 2022 году. Первое серьезное несчастье, всколыхнувшее область и всю страну, произошло в марте 2023 года, как раз сразу после отчета местных властей о том, что граница на замке и все могут спать спокойно.

В Климовском районе случился прорыв ДРГ (диверсионно-разведывательной группы). Примерно 50 боевиков Русского добровольческого корпуса (террористическая организация, запрещенная в России), перешли границу, обстреляли автомобиль, который вез детей в школу, в результате чего был убит водитель и ранен мальчик Фёдор, зашли в село Любечане, успев снять видео и помахать флагами, а после скрыться. Еще одной жертвой стал случайный прохожий - рабочий котельной. Федора щедро наградили за смелость, убытки возместили, насколько посчитали нужным, а границу укрепили, выделив на это дополнительно полмиллиарда рублей.

Накануне Первомая стояла теплая и безветренная погода, начали зацветать сады, зазеленели поля. Пастораль, радующая глаз. Но мирное небо над головой не долго оставалось таковым: в конце апреля Украина обстреляла Суземку (небольшой городок на границе с Украиной, расположенный рядом с погранпереходом «Троебортное»). В результате погибли четыре человека. 

Мы побывали в Суземке сразу после того, как на город упало несколько боеприпасов, к счастью, часть из них не разорвалась. Один снаряд пробил крышу гаража и повредил машину, но не сработал. Еще один нашли возле школы в центре города, сейчас здесь лишь закопанные траншеи напоминают о случившемся.

Снаряд упал около местной школы.
Снаряд упал около местной школы. Фото: АиФ/ Евгений Мосин

СМИ писали об эвакуации детей из учебного заведения, но это оказалось слухами. Сотрудница школы Анна Петровна* рассказала: «Школа на капитальном ремонте, детей здесь нет, только строители. То ли беспилотник, то ли снаряд возле нас нашли ребята. Приехала бригада, выкопала и увезла, вот, на углу, можете посмотреть, еще канава осталась… Живем, конечно, в страхе — днем еще терпимо, ночью спать боимся ложиться».

Есть и другие мнения. Виктор* с улыбкой рассказывает, как в пяти метрах от него взорвался снаряд и показывает воронку возле своего дома: «У соседей вообще во двор попало, дом повредило, но все целы, слава Богу».

Воронка от попавшего снаряда. Суземка.
Воронка от попавшего снаряда. Суземка. Фото: АиФ/ Евгений Мосин

Это были не все беды, ожидавшие Суземку. Только уехав, мы поспешили вернуться обратно: ночью с 29 по 30 апреля поселок попал под массированный обстрел. Семья, решив отметить праздники, собралась в одном доме за большим столом. Точнее в бане, куда и прилетел злополучный снаряд. Сейчас, когда вся информация уже известна, можно назвать атаку самой жесткой и кровавой на Брянщине с начала СВО — четыре человека погибли, три (среди них ребенок) получили ранения. Среди погибших был и боец ЧВК «Вагнер», вернувшийся домой из зоны конфликта за неделю до инцидента. В разрушенный дом попали дважды: после первого попадания строение еще как-то устояло, второе разрушило его. А баню, где находились люди, и вовсе «сдуло».

Фото: АиФ/ Евгений Мосин

Соседние дома также пострадали и частично разрушены, сложно сказать, можно ли в них жить. Люди в поселке, естественно, напуганы: одни пытаются временно сменить место жительства, другие надеются на реакцию властей и военных по усилению охраны воздушного пространства и увеличению сил ПВО. На выезде из города, в здании АЗС, мы стали невольными свидетелями разговора по телефону – мужчина договаривался с товарищем из другого региона о том, чтобы тот временно принял его с семьей.

Но даже в приграничных регионах есть свои особые места – это деревни на самой границе. В Зерново жителям приходиться заказывать продукты через почту, потому что после февральского обстрела «частник» закрыл магазин и уехал.

После обстрела закрылся магазин в Зерново. Где теперь людям купить еды?
После обстрела закрылся магазин в Зерново. Где теперь людям купить еды? Фото: АиФ/ Евгений Мосин

Александр*, работающий охранником в Москве, рассказывает, что «сюда прилетает, но редко», в основном они смотрят, как снаряды летят над ними, причем с двух сторон. От его дома до границы какие-то сотни метров.

Нет ветра - жди беспилотников

Регулярно мелькают в новостях деревни Ломаковка и Любечане. Обе часто обстреливаются. Любечане прогремела на всю Россию прорывом диверсантов 2-го марта, о котором мы уже писали выше. На въезде в деревню поговорили с солдатами, у них свои приметы: «Сегодня ветер сильный - беспилотников быть не должно, их тяжело направить, сдувает, и вообще в плохую погоду меньше «прилетает», потому что наводить сложнее».

Кстати, отметим, пограничников на заставах мы увидели много. Выглядит они хорошо экипированными и подготовленными. В самом райцентре Климово сейчас спокойно, о прошлых прилетах говорят лишь покореженные заборы на улицах города.

О
О "прилетах" напоминают покореженные заборы. Фото: АиФ/ Евгений Мосин

Районные центры стоят в отдалении от границы, и жители пытаются жить обычной жизнью насколько это возможно, когда по улицам ездят БТРы. Технику радостно приветствуют мальчишки, машут руками и отдают честь, радуются ответным сигналам клаксона. Новости из Брянской области сыпятся каждый день, на многие уже нет реакции, но случаются и выдающиеся. Село Азоровка украинские БПЛА атаковали 4 раза, но всё мимо цели. Длилось это около часа, почему за это время их не сбили, остается большим вопросом. Хорошо, что не попали, и никто не пострадал.

Засечная черта

В ответ на обстрелы возводятся фортификации, приграничная зона обрастает блокпостами и укрепрайонами, линию соприкосновения двух государств обильно минируют, чтобы избежать прорыва ВСУ и проникновения диверсантов на территорию России. Наверное, невозможно привыкнуть к постоянной угрозе жизни, но люди адаптируются, хотя многие и не оставляют попыток покинуть опасные районы. Сделать это не так просто. Жилье не продашь — оно совсем ничего не стоит, работа - как повезет, а, следовательно, зарплаты хватает лишь на текущую жизнь без глобальных перемен. Хотя в целом — притерлись.

Заградительные полосы.
Заградительные полосы. Фото: АиФ/ Евгений Мосин

Работу региональной власти жители оценивают по-разному, с одной стороны, есть проблемы с компенсациями пострадавшим, с ними затягивают. В Суземке нам показали новый дом - старый был уничтожен ракетой. Хозяйке почти год пришлось обивать пороги администрации – выплат добилась, новое жилье скоро будет готово.

С другой стороны, люди хвалят губернатора Брянской области Александра Богомаза за оперативность в критические моменты, например, когда в Суземке атакой ВСУ повредило электросети, генераторы привезли моментально и жители не остались без электричества. Но чего точно всем не хватает – это открытости, одного официального телеграм-канала людям мало. Люди ждут оперативных выступлений в прямом эфире, подробностей о том, как планируют защищать область и предупреждений об опасности.

*Имена и фамилии изменены по просьбе жителей, в целях безопасности.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах