Примерное время чтения: 7 минут
497

Держать марку! Не только Москва на брянском цементе строилась

Сюжет Династии брянской промышленности
На начало 1970-х - 1980-е годы приходился пик расцвета предприятия - цементный завод считался ведущим в Европе. Впрочем, его высококачественная продукция славилась всегда.
На начало 1970-х - 1980-е годы приходился пик расцвета предприятия - цементный завод считался ведущим в Европе. Впрочем, его высококачественная продукция славилась всегда. Фото из архива семьи

После Великой Отечественной войны восстанавливали и разрушенные города, и осваивали новые северные земли, а ещё развивали железнодорожное, авиационное и даже космическое сообщение. Укрепляли также боевую мощь страны. И связывало все эти сферы одно - цемент с завода, который находится в городе Фокино Брянской области. Его продукция и сегодня востребована в оборонно-промышленном комплексе и гражданском строительстве.

Производство появилось в 30 километрах от Брянска ещё в 1899 году. Одним из первых работников цементного завода был Гавриил Моисеевич Аторвин - дедушка Сергея Дмитриевича Аторвина, с которым нам удалось пообщаться. Через биографию его семьи можно изучить историю и предприятия, и государства.

Сергей Дмитриевич признаётся: вся его жизнь только с цемзаводом и связана. Говорит, как в той песне: «Та заводская проходная, что в люди вывела меня».
Сергей Дмитриевич признаётся: вся его жизнь только с цемзаводом и связана. Говорит, как в той песне: «Та заводская проходная, что в люди вывела меня». АиФ-Брянск/ Фото Кирилла Будаева

Мировые потрясения

В конце позапрошлого века цемент фасовали не в привычные нам бумажные мешки. В качестве тары использовали деревянные бочки. Изготавливал их специальный мастер - бондарь. Им-то и трудился с юных лет Гавриил Моисеевич Аторвин. Работать приходилось на озере, вдали от завода. Занятие это было кропотливое и тяжёлое - весила одна такая упаковка под 30 килограммов.

А в 1916 году мужчину забрали на империалистическую или Первую мировую войну (1914-1918 гг.). В Австрии он получил тяжёлое ранение - вражеский штык буквально прошил тело насквозь. Чудом ему удалось выжить, даже оказавшись в плену. А из него ещё и сбежать, и дойти до родного села Дарковичи, несмотря на увечья. Попал Гавриил Моисеевич и на Вторую мировую, а точнее Великую Отечественную войну (1941-1945 гг.). Вошёл в состав 50 армии, которая была окружена под Смоленском. В этом сражении он пострадал уже не от холодного, а от огнестрельного оружия - пули изрешетили спину, ноги. Раненого бойца всё же удалось вывезти с поля боя и доставить домой, где его лечила мама.

Ещё из-за первого ранения Гавриил Моисеевич не мог поднимать тяжёлые бочки, а, значит, и делать их. Пришлось уйти с цемзавода. А после освобождения Брянщины его назначили уже председателем колхоза в родном селе.

«У моего деда было пятеро детей - две дочки и три сына, - рассказывает Сергей Дмитриевич. - Один из них - мой отец Дмитрий Гаврилович Аторвин. Родился он в 1925 году, а в 1943-м, когда исполнилось 18 лет, вызвался на фронт. Освобождал Австрию, потом Будапешт, Польшу. Об окончании войны узнал в Чехословакии, когда Берлин уже сдался. Был награждён Орденом Красной Звезды и двумя Орденами Славы - II и III степени, а также другими медалями».

Но полностью демобилизовали его лишь в 1950 году. До этого была ещё пятилетняя служба на юге Туркмении, в городе Кушке - сейчас это Серхетабад. Оттуда гоняли в Иран машины с рудой. А когда Дмитрий Гаврилович вернулся на малую родину, то обзавёлся семьёй и устроился на цементный завод. Сначала в пожарную охрану, а потом в цех обжига футеровщиком - обкладывал огнеупорным кирпичом внутреннюю поверхность печей. Их использовали для обжига клинкера - этот высокопрочный продукт и сейчас добавляют в измельчённом порошкообразном виде в качестве связующего элемента в цемент.

«У моего папы, в свою очередь, родились два сына - я и мой брат Владимир Дмитриевич, - продолжает Сергей Дмитриевич. - Два с половиной года мы служили в армии, в группе советских войск нас отправили в Германию. А по возвращении мы вместе пошли на цементный завод, который тогда считался ведущим в Европе. На начало 1970-х - 1980-е годы как раз приходился пик расцвета предприятия».

Мирная жизнь

Впрочем, продукция фокинского цемзавода славилась всегда. Она использовалась для строительства космодрома «Байконур», который сдали в эксплуатацию в 1957 году. А также шла на создание шпал для железной дороги и аэродромных плит. В столице из брянского материала возводили станции метрополитена, «сталинские высотки», Кремлёвский Дворец съездов, спорткомплекс «Олимпийский», мемориальный комплекс Победы на Поклонной горе, храм Христа Спасителя, подземный торговый комплекс на Манежной площади, участки Московской кольцевой автодороги.

«За нашим температуростойким цементом высшей марки гонялись и военные - генералы тут в очереди стояли. Тогда же по всей стране устанавливали ракетные шахты, а фундамент для них как раз заливали из нашего цемента. Менять его нужно было только после пятого пуска ракеты», - отмечает Сергей Дмитриевич.

Примерно 280 лет составляет общий трудовой стаж семьи на одном предприятии.

Когда они с братом вернулись из армии, в Фокино велось строительство уже второго, нового цементного завода. Сергей Дмитриевич сначала трудился помощником машиниста вращающейся печи - первую такую запустили ещё в 1961 году, к XXII съезду коммунистической партии. Затем стал мастером в цехе обжига. Работал также в отделе снабжения. А перед выходом на пенсию - слесарем. Долгие годы был председателем профкома. И сейчас, на заслуженном отдыхе, является председателем совета ветераном труда цемзавода - вся его жизнь только с этим предприятием и связана. Говорит, как в той песне: «Та заводская проходная, что в люди вывела меня».

«Будучи председателем профкома, выдавал путёвки в профилакторий, существовавший при заводе. В него сотрудников возили каждый день на обед, а периодически и на реабилитацию. В штате было два доктора, которые определяли, кому из работников нужно укрепить тело и дух. А я приходил в цех и забирал этих людей на восстановление - начальники были не против, им, наоборот, требовались здоровые специалисты. Можно было подлечиться и во время отпуска - путёвка на 21 день с питанием, проживанием, всеми обследованиями и процедурами стоила 12 рублей. Для сравнения: уборщица получала по 60-80 рублей, мне как токарю пятого разряда платили 160 рублей, а у машинистов вращающихся печей зарплаты были под 400 рублей в месяц. Сейчас в качестве председателя совета ветеранов тоже помогаю, чем могу, своим соратникам. Вплотную сотрудничаю с нынешним председателем профкома цемзавода Ириной Ивановной Потаченой. Юбилярам к 65-летию выдаём путёвки в санаторий в Жуковку. В том году 50 человек возили в Москву в Парк победы. Спасибо, что нынешний директор предприятия Сергей Валерьевич Морозов не забывает ветеранов труда», - говорит Сергей Дмитриевич.

Герои труда

Его брат Владимир Дмитриевич Аторвин был бригадиром команды водителей, которые трудились на вспомогательном предприятии. Его сотрудники добывали мел и глину, из которых и делают цемент. Приходилось сначала снять десятиметровый слой земли, чтобы добраться до пласта чистой залежи. «Грязный» грунт потом вывозили, а сырьё доставляли на цемзавод.

Владимир Дмитриевич за время работы в автобазе был удостоен Ордена Трудовой Славы III степени и медали «За трудовую доблесть». А президент Борис Ельцин присвоил ему звание «Заслуженный работник транспорта Российской Федерации». Сейчас почётный водитель уже тоже находится  на пенсии.

«Работали на цемзаводе и наши жёны. А теперь там трудится сварщиком мой старший сын. Двое других окончили военные училища и связали жизнь с армией. Прошли все горячие точки - от Чечни до Ливии и Сирии. Сейчас находятся в зоне СВО. Имеют правительственные награды. Что касается общего трудового стажа нашей семьи на цементном заводе, то каждый из семи человек трудился в среднем по 40 лет, выходит уже почти три века», - заключает Сергей Дмитриевич.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах