94

Дело тонкое. Что ждать от талибов: прогноз ветерана афганской войны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. АиФ-Брянск №35 01/09/2021
Пётр Тарико / АиФ

Брянцы тоже обсуждают события в Афганистане. Одни опасаются наплыва беженцев, другие - просачивания террористов, а третьи - втягивания в конфликт наших солдат. Область ведь находится недалеко от так называемого подбрюшья России, граничащего с этой «горячей точкой».

Напомним, 15 августа в Афганистане сменилась власть. Президент покинул страну после того, как в столицу Кабул вошли формирования «Талибана»*. На опустевший президентский дворец они водрузили свой флаг и заявили, что теперь контролируют всю территорию государства.

О том, чем угрожает такой режим, мы поговорили с участником афганской войны (1979-1989 гг.), председателем правления Брянской региональной общественной организации «Российский союз ветеранов Афганистана», членом регионального отделения Российского общества политологов, кандидатом исторических наук, доцентом Петром Тарико.

Разношёрстный народ

Пётр Тарико (на фото крайний справа) во время службы в Афганистане, 1987 год.
Пётр Тарико (на фото крайний справа) во время службы в Афганистане, 1987 год. Фото: АиФ/ Пётр Тарико

- Пётр Васильевич, каким был Афганистан, когда вы в него попали?

- Туда направляли по желанию. Я служил два года, с мая 1987-го, но в непосредственных боевых действиях не участвовал, мы охраняли наше генконсульство в городе Мазари-Шарифе, столице провинции Балх, а в Кабуле - посольство, представительство КГБ и Дом советской науки и культуры.

Противостояния с теми, кто выступал против официального правительства Афганистана, шли, например, южнее, на пакистанской границе в городе Кандагар, или севернее, ближе к нашей границе, в Базараке, либо восточнее Кабула, в Джелалабаде. Мы же не ощущали на себе злобных взглядов местных жителей. Наоборот, люди были дружелюбны и благодарны за то, что СССР для них сделал ещё до 1979-го - построил завод азотных удобрений в пригороде Мазари-Шарифа, возвёл больницы, школы, детские сады, дороги. Наши преподаватели тесно взаимодействовали с техническим университетом Кабула. Встречал советских специалистов, которые в 1968 году ездили кататься на лыжах в горы под Кандагаром.

Мы в перерывах от службы ходили в дуканы - небольшие магазины. В них продавались и наши, и западные товары, которых у советского человека не было и в помине: кассетные магнитофоны, электронные часы.

Запомнился мне современный аэропорт в столице. И прекрасная Голубая мечеть в Мазари-Шарифе. А ещё девушка на улице, поднявшая паранджу, под которой оказалось красивое славянское лицо. В основном женщины его не скрывали, но носили хиджаб, хотя были и те, кто не прикрывал даже волосы с шеей. Так что жёстких условий в отношении одежды не было. Да и учились девочки вместе с мальчиками.

- А когда появились радикальные исламисты?

- Через пять лет после вывода советских войск, в 1994 году, зародилось движение «Талибан»*, запрещённое, кстати, не только в России. Талиб переводится как студент с языка пуштунов - этот народ населял в основном юг Афганистана и часть Пакистана. То есть движение организовали молодые люди. Афганские племена традиционно боролись между собой за власть, внутренний конфликт возник и после нашего ухода. Появившиеся талибы хотели объединить страну на основе идей шариата, но к его пониманию примешался специфический менталитет и традиции самих пуштунов. Хотя в Афганистане живут не только они, но и другие этнические группы. Пора бы им встречаться не на поле битвы, а за столом переговоров.

Горячие головы

- Переговоры с террористами, считаете, всё же возможны?

- Время покажет. «Талибан»* нашим верховным судом признан запрещённой организацией, но если власти ведут переговоры с её представителями, то значит, за этим что-то кроется.

Сослуживец из Татарстана Азат Фархутдинов на фоне Голубой мечети.
Сослуживец из Татарстана Азат Фархутдинов на фоне Голубой мечети. Фото: АиФ/ Пётр Тарико

Во-первых, талибы не стали сотрудничать с другой запрещённой в России террористической группировкой - ИГИЛ*, действовавшей преимущественно на территории Сирии. Думаю, потому что наши войска достаточно плотно поработали с сирийскими племенами и худо-бедно, но мир там появился. При всём нашем отрицательном отношении к талибам для нас очень важно, чтобы они не пустили представителей ИГИЛ* в Афганистан, потому что их, пожелавших просочиться на территорию России, мы не сможем особо вычислить. А вот остановить открытое наступление террористов и нанести по их группировкам мощный удар сил стран Договора о коллективной безопасности хватит - в ОДКБ входят Киргизия, Таджикистан, Казахстан, Белоруссия, Армения и, конечно, Россия.

- Пока другие свои обещания талибы вроде не выполняют…

- Восток - дело тонкое. И прошло ещё немного времени. Да и жил же почти шесть лет Афганистан при талибах - в 1996-м они захватили власть и правили до 2002-го, пока американцы не перехватили контроль.

Если талибы откроют через Афганистан дорогу другой запрещённой в России организации - ИГИЛ*, то вычислить таких подпольных террористов нам будет сложно.

Но, как показывает опыт, вмешательства других во внутренние дела этого государства ему не помогают. Местные племена исторически враждуют между собой, и одни ищут поддержки с севера, со стороны нашего государства, а другие - с юга. Так, ещё в 1838-м Великобритания решила свергнуть лояльного к нам афганского эмира, поскольку под управлением англичан находилась соседняя территория Индии и Пакистана. Потом была вторая и третья англо-афганские войны, всего их противостояние длилось более 80 лет. Однажды афганцы вырезали многотысячный корпус британцев, оставив лишь одного человека, чтобы он рассказал о случившемся. Наверное, право было наше правительство во главе с Владимиром Лениным, когда в 1920 году одним из немногих заключило мирный договор с Афганистаном. Но сотрудничество ненадолго остудило «горячие головы» - к 1979 году оппозиция снова окрепла, чтобы навести порядок, и вошли наши войска. А в 2001-м с той же целью прибыли США. Теперь, похоже, пора афганцам строить собственное нормальное государство, ведь даже по тому же шариату относительно спокойно живёт Исламская Республика Иран.

Всем нужна помощь

- Тем не менее местные жители сейчас пытаются покинуть Афганистан. Стоит ли нам ожидать наплыва беженцев?

- За десять лет советско-афганской воны около пяти миллионов человек покинули страну, в основном ушли в Пакистан и Иран. За 20-летнюю американскую кампанию было столько же беженцев. А за все эти годы, по официальным данным, в России находились около 70 тысяч афганцев, преимущественно студентов, прибывших к нам на учёбу по обмену. Большинство вернулись на Родину.

- Возвращаясь к автономии Афганистана, возможна ли такая независимость?

- Если помочь восстановить социальные объекты, открыть фабрики и рабочие места. Земля скудна для хлопка или злаков, но её недра богаты полезными ископаемыми. Мне рассказывали, что наша разведка нашла в одном из кишлаков полмешка изумрудов. Решили их забрать, но оказалось тяжело нести, и драгоценные камни просто сбросили в пропасть. Если это и легенда, то близкая к правде. Вполне реально запустить в Афганистане и добычу нефти, ведь рядом находятся районы Ирана, где уже успешно качают это «чёрное золото».

- Пётр Васильевич, а как наше государство поддержало участников афганской войны, которая закончилась больше 30 лет назад?

- По данным на 2018 год, в Брянской области проживало 2252 афганца. Те, кто до 2005-го стал в очередь на жильё, получил субсидию на его приобретение в размере 400 тысяч рублей. Остальные теперь стоят в общей очереди, наравне с воевавшими в Чечне, детьми-инвалидами и другими категориями социально незащищённых граждан. Сейчас в жилье у нас нуждаются больше 80 ветеранов боевых действий. Исходя из существующих темпов расселения, последний из них получит квартиру в лучшем случае лет через сто... Ускорить процесс могла бы выдача жилищных сертификатов, как это происходит у чернобыльцев.

Пока мы получаем ежемесячную денежную выплату - неполные три тысячи рублей на проезд, лекарства. Предлагали поднять эту сумму до половины прожиточного минимума по России, но депутаты Госдумы не поддержали инициативу. Сейчас хотим приравнять афганцев к статусу ветеранов Великой Отечественной войны - посмотрим, что из этого выйдет.

Тем, кто после армии пошёл в силовые структуры и не был офицером или прапорщиком, не засчитали день службы за три для начисления пенсии, да и получаем её, как и все: мужчины - в 65 лет, женщины - в 60. Хотя жителям Крайнего Севера оставили прежний срок выхода на заслуженный отдых. Да и на одну пенсию по инвалидности прожить непросто, нелишним было бы платить этим людям ещё и пособие по старости.

  • Террористическая организация, запрещённая в РФ.
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах