Примерное время чтения: 9 минут
1172

Задохнулись на ИВЛ? Главврача из Брянской области судят за гибель 6 человек

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. Брянский выпуск 02/02/2022
Из-за резкого повышения давления кислорода аппараты вышли из строя.
Из-за резкого повышения давления кислорода аппараты вышли из строя. / Густаво Зырянов / АиФ

В Брянском районном суде начали рассматривать резонансное уголовное дело. Николая Ромащенко - главного врача Брянской межрайонной больницы, что в селе Глинищево, обвиняют в смерти шестерых пациентов. Подробности трагедии стали известны только сейчас.

В этой истории разбирался «АиФ-Брянск».

Сбой техники?

Трагедия в Глинищево случилась еще в ноябре 2020-го года. В 20-х числах ноября 2020 года в Брянской межрайонной больнице погибли шесть человек, которые находились на ИВЛ.  Но официальной информации об этом не было ни от следователей, которые вели расследование, ни от прокуратуры, которая выносила обвинительное заключение. Однако утечки информации избежать не удалось: 28 ноября в одном из местных СМИ сообщили, что в ковидном госпитале произошел «технический сбой в работе аппаратов ИВЛ, находящихся в коронавирусном госпитале в поселке Глинищево».

Материал вышел под заголовком «Авария была мгновенно устранена». Более того, главврач больницы заявил корреспонденту сетевого издания «ГОРОДСКОЙ 32» об «определенном техническом моменте, который оперативно устранили». По словам медика, происшествие обошлось без последствий. Пролить свет на обстоятельства случившегося спустя год с лишним посчитал возможным лишь суд. Процесс стартовал 31 января.

Согласно материалам суда, главврач и известный в регионе уролог Николай Ромащенко издал приказ, по которому взял на работу с кислородным оборудованием по сути некомпетентного в этом вопросе сотрудника. Он не изучал правила эксплуатации кислородных баллонов и не проходил инструктаж по технике безопасности.

До 7 лет тюрьмы грозит руководителю медучреждения за гибель шести пациентов.

«В силу отсутствия специальных знаний этот работник допустил резкое повышение давления в системе кислородоснабжения, обеспечивающей бесперебойную работу аппаратов ИВЛ, в результате которого они были выведены из строя», - заявила пресс-служба Брянского районного суда.

Из-за такой аварии искусственная вентиляция лёгких прекратилась, и люди фактически задохнулись - «наступила механическая асфиксия и гипоксический отёк лёгких, явившиеся  непосредственной причиной смерти», значится в материалах дела.

На первом заседании обвиняемый оказался немногословен. Сказал лишь, что не признаёт свою вину. Также во время процесса были опрошены пятеро потерпевших - родственников погибших - и выступили четверо людей, признанных пострадавшими.

Шла на поправку

Среди шестерых погибших - 73-летняя мать нашей коллеги, журналиста «Стародубского вестника» Ольги Шкуратовой. Женщина рассказала, что сначала заразу подхватила её сестра, которая сама трудится в местной больнице. Случилось это ещё во время первой волны, в ноябре 2020-го. А чуть позже заболела и мать, которая с ней жила. На удивление пожилая женщина переносила недуг сперва даже лучше дочери, которую с высокой температурой забрали в Дятьковскую больницу. Но потом у пенсионерки упала сатурация, она стала задыхаться. КТ показало третью степень пневмонии, то есть поражение затронуло уже больше половины лёгких. Свободное место для больной нашли в той самой Глинищевской больнице.

Примерно через полгода, когда боль от потери стала утихать, к сестре пришёл следователь и сказал, что нужно эксгумировать тело матери. Только тогда мы узнали, что если бы аппарат ИВЛ функционировал правильно, то она могла бы выздороветь.

«Поступила туда мама в четверг поздно вечером, и рассказывала, что до утра никакую помощь ей не оказывали - капельницы с уколами не ставили, кислородную маску не надевали, как ранее делали моей сестре в Дятькове. Но мама наша была оптимисткой, по телефону говорила, что приехала выздоравливать, и эта её фраза мне так запомнилась…», - делится Ольга Шкуратова.

А в воскресенье мама перестала брать трубку. Оказалось, её перевели в реанимацию и подключили к ИВЛ. Через неделю родным выдали труп в чёрном пакете. Хоронить близкого человека пришлось в закрытом гробу.

Пытались спасти?

«Примерно через полгода, когда боль от потери стала утихать, к сестре пришёл следователь и сказал, что нужно эксгумировать тело матери. Только тогда мы узнали, что если бы аппарат ИВЛ функционировал правильно, то она могла бы выздороветь. Проведённая потом экспертиза показала, что в больнице, по всей видимости, маму пытались спасти - делали массаж сердца, да так, что сломали рёбра, -  говорит Ольга. - А неофициально нам потом рассказали, что перед этой трагедией мама вроде даже пошла на поправку, анализы улучшились и её хотели перевести в обычную палату».

Следующее заседание намечено на вторник, 8 февраля. Но журналистов, похоже, на нём уже не будет. Как уточнили в суде, пришёл приказ, ограничивающий допуск к уголовному судопроизводству лиц, которые не являются его участниками в связи с коронавирусной обстановкой и санитарными ограничениями.

Если вину главврача докажут, за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей, повлекшее смерть людей (ч. 3 ст. 293 УК РФ), есть ему грозит до семи лет тюрьмы.

Сторона защиты заявляет, что обвинение основано на недопустимых доказательствах.
«В деле две противоположные экспертизы, - прокомментировала «АиФ-Брянск» адвокат обвиняемого Анжела Бочарова. - Есть первое заключение, выданное лабораторией судебной экспертизы Брянска, которая не усмотрела причинно-следственной связи между смертью людей и тем, что аппараты ИВЛ как бы выходили из строя. Хотя они не отключались, а продолжали работать, но без интенсивной подачи кислорода и в течение всего нескольких минут - медики быстро заметили неполадку.

И есть вторая экспертиза, которая проведена в Челябинске коммерческой организацией, которая по выписке из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) имеет право на 27 видов деятельности. Из них: строительство зданий, сооружений, мостов… А на проведение судебно-медицинской экспертизы у них лицензии нет. Заявлено там только, что это ООО может проводить экспертизу качества оказания медицинской помощи, но это две абсолютно разные экспертизы. И на заключении таких экспертов, которые даже не имеют соответствующей лицензии, и строится обвинение».

Впрочем, сторона защиты заявляет, что обвинение основано на недопустимых доказательствах.
- В деле две противоположные экспертизы, - прокомментировала адвокат обвиняемого Анжела Бочарова. - Есть первое заключение, выданное лабораторией судебной экспертизы Брянска, которая не усмотрела причинно-следственной связи между смертью людей и тем, что аппараты ИВЛ как бы выходили из строя. Хотя они не отключались, а продолжали работать, но без интенсивной подачи кислорода и в течение всего нескольких минут - медики быстро заметили неполадку. И есть вторая экспертиза, которая проведена в Челябинске коммерческой организацией, которая по выписке из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) имеет право на 27 видов деятельности. Из них: строительство зданий, сооружений, мостов… А на проведение судебно-медицинской экспертизы у них лицензии нет. Заявлено там только, что это ООО может проводить экспертизу качества оказания медицинской помощи, но это две абсолютно разные экспертизы. И на заключении таких экспертов, которые даже не имеют соответствующей лицензии, и строится обвинение.

«АиФ-Брянск» будет следить за ходом этого дела.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах