aif.ru counter
583

Завод на костях. О захоронении узников в Брянске вспомнили случайно

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17 22/04/2020
Фото предоставлены Центром документации новейшей истории Брянской области. / АиФ Брянск

В войну концлагерь находился в рабочем посёлке Урицком. Сейчас это Володарский район Брянска, территория 85-го ремонтного завода. Долгое время оборонное предприятие было засекречено, а потому о прошлом этого места знал и помнил узкий круг лиц.

И продолжалось так до лета прошлого года, пока завод не начал проходить процедуру банкротства. Как и полагается в таких ситуациях, нагрянула прокурорская проверка. Осматривая территорию предприятия, а это почти 80 гектаров, представители надзорного ведомства заметили скромный обелиск «Жертвам фашизма».

Dulag 142

«Почему он здесь? Мы направили запросы в военный комиссариат и архив, - рассказал прокурор Володарского района Сергей Антонов. - А когда пришли ответы, стало ясно, что нам предстоит защищать историческую память. Ведь она вместе с имуществом и землёй предприятия может уйти с молотка».

По сути, вся территория завода - это огромная братская могила, и доказательств тому немало.
По сути, вся территория завода - это огромная братская могила, и доказательств тому немало. Фото: АиФ Брянск/ Фото предоставлены Центром документации новейшей истории Брянской области.

Оказалось, на территории 85-го ремонтного завода в годы оккупации находился самый крупный концлагерь в Брянской области - Dulag 142. Dulag — это сокращение от немецкого Durchgangslager - пересылочный концентрационный лагерь. Только тогда это была бронетанковая ремонтная база №6, и фашисты выбрали её не случайно - привлекло удобное расположение у железной дороги.

Изначально оккупанты использовали дулаг как перевалочный пункт для пленных бойцов Красной Армии, но уже с 1942-го по 43-й туда стали сгонять и мирных жителей из прилегающих к Брянску сёл и деревень. В общей сложности в концлагере побывало до 80 тысяч человек, и около половины из них были убиты и замучены фашистами.

По сути, вся территория завода — это огромная братская могила, и доказательств тому немало. Так, в архивных хранилищах имеется схема рембазы №6 из разведсводок Брянского штаба партизанского движения. Отдел гестапо, бараки, лазарет, карцер… Отмечено на ней и расположение кладбища военнопленных. Также сохранились кадры аэрофотосъемки, на которых отчётливо видны десятки ям по всему периметру лагеря. Когда начались эпидемии, хоронили в общих могилах.

И наконец, воспоминания узников, читая которые содрогаешься от ужаса. В каждом бараке находилось до полутора тысяч пленников. Кормили раз в день баландой или хлебом с опилками, а за малейшую провинность в лучшем случае били плетьми. Но самое страшное началось с приходом болезней. Дизентерия, туберкулёз, сыпной тиф, обморожения, отёки на почве голода - стоны и предсмертные крики были слышны даже в районе нынешний школы №46, почти за три километра.

Люди умирали сотнями, а их тела по нескольку дней лежали в бараках вместе с живыми.

В своих воспоминаниях узник дулага Михаил Дивисенко писал: «Умерших ночью от голода и холода, замученных, убитых по утрам кидали, словно дрова, на машины и увозили. Тех, кто ещё держался на ногах, тоже заставляли ехать, чтобы закапывать погибших».

Своими глазами

Особенно жестоко фашисты обращались с евреями и военными, попавшими в плен. Неделями не кормили, а во время пыток проявляли чудовищную изобретательность. Нередко свидетелями издевательств становились дети, и в их числе жительница города Фокино Евдокия Машкова. В дулаге она оказалась в 12-летнем возрасте и вместе с семьёй пробыла там два месяца. Сегодня Евдокии Машковой 90 лет, но она отчётливо помнит всё, что творилось за колючей проволокой концлагеря.

До 80 тысяч человек в общей сложности побывало в концлагере, и около половины из них были убиты и замучены фашистами.

«Давали баланду с сосновыми шишками. И мама, бывало, просит: «Дети, вы не доедайте баланду. Оставьте хоть немного, мы дадим её военнопленным. Они с голоду умирают». И мы в мисочку эту похлёбку сольём и им под низ, под проволочку, её просовываем. Они баланду эту выпьют и миску возвращают», - вспоминает узница концлагеря.

Исторический путь

Dulag 142 - не просто аббревиатура с порядковым номером, это одна из глав истории Великой Отечественной войны. Чтобы её не вычеркнули, сотрудники прокуратуры Володарского района подняли множество документов и воспоминаний узников, привлекли к изучению вопроса историков и поисковиков.

Выяснилось, что со времён дулага сохранились два десятка построек и железная дорога, по которой в Германию отправляли поезда с рабсилой. Они вместе с захоронениями находятся на территории завода, проходящего процедуру банкротства. И там, где по логике должен быть мемориальный комплекс, после торгов может появиться всё что угодно: новая промышленная зона, торговый комплекс или жилой микрорайон.

Первое, что предприняли в прокуратуре, - направили иск к Брянской городской администрации. Так захоронения узников и постройки времён дулага включили в перечень выявленных объектов культурного наследия Брянской области. Но временный статус обеспечивает государственную охрану места до тех пор, пока по нему не примут окончательное решение.

«Следующий шаг - государственная историко-культурная экспертиза. От неё и зависит, будет ли на территории 85-го ремонтного завода мемориальный комплекс и станет ли эта земля объектом культурного наследия федерального значения. Сейчас мы готовим все необходимые для этого документы. Ситуация находится на личном контроле губернатора», - пояснил начальник управления по охране и сохранению историко-культурного наследия Брянской области Константин Волков.

Прививка от беспамятства

Кроме того, в суде решается вопрос о допуске на закрытую территорию завода поисковых отрядов, чтобы определить границы захоронений. Параллельно в рамках федерального проекта «Без срока давности» прокуратура Володарского района направила пакет документов по дулагу в Следственное управление СК РФ по Брянской области.

И вот спустя 75 лет решается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье «Геноцид». Тех, кто превратил жизни десятков тысяч невинных людей в кошмар, знают поимённо: капитаны Гебер и Циникер, майор Вейзе, врач Дюллман, унтер-офицер Бауэр, ефрейторы Хетчель и Вюльпер…

Даже если выяснится, что наказывать уже некого, обнародованная история концлагеря Dulag 142 должна по крайней мере напомнить людям о страшных страницах Великой Отечественной воны, которые сегодня некоторые пытаются переписать.

Одним ударом узел не разрубить

«Сведения о концлагере Dulag 142 имеются в разведсводках Брянского штаба партизанского движения, созданных в период существования лагеря; в актах городской и областной комиссий по расследованию злодеяний немецких оккупантов, существовавших после освобождения Брянщины, и в воспоминаниях узников. Кроме того, к имеющимся в архиве документам недавно добавились данные базы Центрального архива Минобороны «Мемориал», где также есть сведения на узников лагеря», - говорит директор Центра документации новейшей истории Брянской области Анастасия Каратаева.

Глава Брянской городской администрации Александр Макаров прокомментировал: «Ситуация вокруг 85-го ремонтного завода и захоронения узников концлагеря Dulag 142 очень непростая. Одним ударом разрубить этот узел, увы, не получится. Чтобы на этой территории появился мемориальный комплекс, необходимо пройти множество экспертиз и согласований. Но первые шаги в этом направлении сделаны, и есть чёткое видение необходимых в дальнейшем действий».

Справка
В Брянской области с 8 августа 1941-го по 28 сентября 1943 года, в период немецкой оккупации, действовало семь концлагерей для военнопленных и столько же - для мирного населения, а ещё пять тюрем и два гетто.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах