aif.ru counter
18.08.2014 13:48
606

Сострадание им чуждо. Война на Украине глазами беженцев

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33 13/08/2014 Сюжет Беженцы из Украины в Брянской области
Виталий Колбасин / АиФ

С тех пор прошёл уже месяц, а женщина никак не может забыть того ужаса, который пришлось пережить её семье, пересекая российско-украинскую границу. Корреспондент «АиФ Брянск» распросил её о том, действительно ли нужно было бежать, как семья сейчас переживает события на родине и собираются ли они возвращаться в свой дом.

Досье
Светлана ГЕЙТЕНКО родилась в Унече в 1963 году. Окончила Ленинградский электротехнический медицинский техникум по специальности «техник-оптик». Работала оптиком, соцработником, лифтёром.

Жизнь дороже

Ольга Момот, «АиФ Брянск»: Светлана Викторовна, что вас подтолкнуло покинуть Красный Лиман? Легко ли далось это решение для вашей семьи?

Светлана Гейтенко: Конечно, было тяжело бросать всё своё имущество, оставлять дом, в котором мы счастливо прожили с мужем и сыновьями почти 30 лет. Но, когда речь заходит о безопасности и благополучии собственных детей, о материальных вещах думаешь в последнюю очередь. Жизнь дороже. Вот и мы не стали долго раздумывать, когда нас со всех сторон начали бомбить, на глазах расстреливать наших соседей, - мы схватили документы и первое, что попалось под руку. С этим скарбом и уехали.

- Почему выбрали для убежища именно Брянск?

- Дело в том, что я сама родом из Унечи. После окончания школы уехала в Питер учиться, а потом попала в Орёл, там мы с мужем и познакомились. Он у меня коренной украинец, вот и решили: будем на его родине жить. Тогда ведь Советский Союз был, одна большая дружная страна. Кто ж знал, что всё вот так обернётся и нас будут убивать только за то, что мы просто существуем. Сейчас родственников в Унече у меня не осталось. Отца уже 18 лет как нет, мамы - 10.

- Расскажите, как вас встретили в Брянске?

- Очень тепло и радушно. Вначале нас расселили в Дарковичах, в доме-интернате для престарелых. Там были хорошие условия, нас даже кормили четыре раза в день, но самое главное - постоянно дежурил врач. Я, как назло, по приезде пневмонией заболела, ещё и сердце от всего пережитого беспокоило. Медики мне очень помогли, спасибо им огромное за это. Сейчас впятером живём в квартире, которую нам любезно предоставил один из местных волонтёров. Вообще помогают нам здорово, и едой, и одеждой, и игрушками не обделяют. Вот только с деньгами пока тяжеловато. Дети статус беженцев бесплатно оформляют, а я как переселенец в миграционной службе прохожу. Поэтому платить приходится за каждую бумажку, а ещё ведь на проезд нужно: пешком много не находишь, особенно если инстанции раскиданы по району. Сейчас на работу устроилась - сортировщицей на одном из брянских предприятий. Сколько будут платить - пока не знаю, но хоть какая-то копеечка в семейный бюджет, на чужой шее вечно сидеть не будешь.

Вернуться на родину беженцы с Украины уже не надеются. Фото: АиФ / Алексей Витвицкий

Это истребление

- Было страшно?

- До жути, потому что картину, которую мы там наблюдали, словами не описать. Людей расстреливали только за то, что они не так подали паспорт. Своими глазами видела, как парнишке на велосипеде, который небрежно документ развернул, эти звери в спину выстрелили, он так и упал замертво. Когда уезжали, в посёлке была полная антисанитария: тела убитых лежали на солнце в 40-градусную жару и медленно разлагались на глазах у прохожих. Но никому из военных дела до них не было. Их никто не трогал и не хоронил, разве что сами местные жители. Это настоящее истребление.

- Неужели людей убивали граждане Украины, такие же, как вы?

- В основном солдаты армии - бандеровцы, их своеобразный говор я не раз слышала, и это приводило меня ужас. Они хуже фашистов! Были среди них и иностранные наёмники, в основном англоязычные. Кто они – я не знаю, но то, что они приехали нас убивать, издеваться над стариками и детьми, было очевидно. Ещё встречались призывники с западной Украины - мальчишки, большинству из которых нет и 20 лет. Их, кстати, свои же солдаты-наёмники потом и расстреливали за то, что они не хотели никого убивать. Ехали-то

они на войну с террористами, а не с мирным населением. Ополченцы, наоборот, сострадание к солдатам проявляли, раненых никто не добивал, даже помощь пытались оказывать.

- Не слишком ли идеализируют образ ополченцев? На самом ли деле они защищают мирное население, может быть, ими руководит жажда мести?

- Ни о какой жажде мести и речи не идёт. Эти ребята действительно нас защищали. Если бы не они, возможно, нам и сотням других беженцев вообще бы не удалось покинуть Красный Лиман живыми.

Голая правда

- Выходит, то, что сейчас транслируют российскому зрителю, соответствует действительности?

- К сожалению, да, хотя российские каналы показывают лишь меньшую часть из всего происходящего. От некоторых кадров у нормального человека волосы дыбом встанут. Видимо, поэтому не всё в эфир и пускают, берегут наши нервы и психику.

- А что показывают по украинскому телевидению? Разница есть?

- Как небо и земля. Местным дают совершенно другую картинку, которая переворачивает всё с ног на голову. Но самое страшное, что даже в самом Славянске по-прежнему есть люди, которые свято верят в освободительную миссию украинской армии и глубоко уверены, что именно русские развязали войну. Вот только для чего русским это нужно - объяснить никто не может. У нас на этой почве даже с соседями конфликты были. Видимо, люди уже настолько сошли с ума, что не могут отличить суррогат от реальности.

- Вам не кажется, что у нас уж чересчур нагнетают политическую обстановку? Нужно ли это сейчас?

- Люди должны знать правду, должны знать, кто враг, а кто друг, за что воюют. Жаль, что до Европы это никак не доходит, хотя я сама видела, как к нам иностранных журналистов привозили. На их глазах, кстати, бомбили нашу местную железнодорожную больницу, но никакой реакции в ответ почему-то не последовало.

Я не вернусь

- Светлана Викторовна, кроме ополченцев и оппозиционно настроенного местного населения кто ещё остаётся в окопах? Или там уже никого не осталось?

- Вопреки официальным заявлениям властей в осаждённых городах и деревнях по-прежнему остаются мирные жители, в том числе женщины и дети. Ни под каким предлогом не хотят покидать свои дома и старики, прожившие там по 70-80 лет, которым просто некуда идти. Им сейчас тяжелее всего приходится: продукты в магазины привозят редко, связи с областным центром нет, больницы все разрушены - случишь что, помощи ждать неоткуда. У нас, например, сын младший выехать не успел, остался там ради сына. Его гражданская жена уезжать в Россию категорически не хотела. Очень за него переживаем, волнуемся, но не осуждаем, ведь он поступил как настоящий мужчина.

- Планируете ли вы когда-нибудь вернуться на Украину?

- Я не вижу там будущего для своих детей. И, честно признаюсь, уже сомневаюсь в том, что на Украине когда-нибудь перестанут стрелять и будет порядок. Уж слишком много крови там пролито, причём крови своих же граждан, мирных жителей, а не сепаратистов, как говорят. Обратной дороги для нас теперь нет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество