aif.ru counter
217

Легенды брянского аса

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29 18/07/2007

Слово "легендарный" означает - порожденный легендой. Или - легенду породивший.

Данный эпитет употребляли часто, не всегда по делу. Отчего он несколько стерся, обесценился. Тем не менее люди, коих называют легендарными, были, есть и, наверное останутся. Одни из них - дважды Герой Совесткого Союза летчик-истребитель Павел Камозин, чей 90-летний юбилей отмечали мы на этой неделе.

Камозин и Бежица

Всю свою жизнь - за исключением нескольких военных лет Павел Михайлович провел в Бежице. Здесь живы люди, которые дружили с ним, с его семьей. Рассказы таких людей и легли в основу нашего очерка.

Может быть, не все здесь соотвествует строгой исторической правде, кое-что преувеличено, просто приукрашено. Кстати, к юбилею летчика переиздана интересная и содержательная книга, написанная Эдуардом Реймерсом в соавторстве с сыном Камозина - Михаилом Павловичем, "Внимание, в небе Камозин", где приведены свидетельства очевидцев, выписки из документов. Но в устных рассказах о нем передано главное - камозинский дух. Ощущается личность этого незаурядного человека. А то, что он был исключительно ярким сам по себе, даже без дважды геройского ореола, можно понять, просто взглянув на одну из его фотографий.

Камозин и 18 генералов

Однажды, в самом конце 1943 года, Павел Камозин, в то время уже Герой, патрулировал воздушное пространство неподалеку от линии фронта. И заметил немецкий транспортный самолет в сопровождении немалого эскорта истребителей. Такой солидный конвой заинтересовал летчика, он атаковал транспортник, сбил и, уходя от преследования, скрылся в облаках. На другой день в столовую, где сидел Камозин вместе с боевыми товарищами, вбежал возбужденный командар полка.

- Ты знаешь, кого ты сбил?!

Оказалось, в транспортном самолете летели восемнадцать немецких генералов.

- Теперь - сказал командир - ты можешь просить любую награду. Чего ты хочешь?

- Ящик водки - ответил Камозин.

Замполит потом ворчал по поводу несознательности летчика. Тем не менее ящик водки выдали.

Камозин и "юберас"

После этого происшествия Гитлер объявил едва ли не всегерманский траур, а Камозина провозгласил своим личным врагом. И для уничтожения бежичанина специально был отряжен один из лучших немецких асов, любимец Геринга Герман Граф. В то время счет этого супераса (или "юбераса", если говорить по-немецки) превысил 200 сбитых самолетов. Тут необходимо отступление. Когда в свое время обнародовали боевые показатели гитлеровских летчиков, общественность пришла в шок. У лучших советских истребителей боевые счета уничтоженных врагов шли на десятки, тогда как у немцев сотня побед была едва ли не обыденным явлением. Причины такого дисбаланса анализирует военный историк Алексей Исаев в книге "Десять мифов второй мировой". В частности, перед советскими и германскими летчиками ставились разные задачи. Если асам противника позволялось заниматься чисто "воздушной охотой", то наши чаще взаимодействовали с наземными войсками, осуществляли атаку наземных целей. В названной книге, кстати, приводится высказывание на этот счет ведомого того самого Графа Альфреда Гриславски.

Камозин и Гагарин

Поединок Камозина с Графом чем-то напоминал противостояние в Сталинграде снайпера Зайцева с его фашистским визави. К тому же Камозину приходилось выполнять и непосредственно боевую работу. В конце концов Павел Михайлович внезапно атаковал знатного "фрица", и ему пришлось спасаться на паршюте.

Как известно, после войны Павел Камозин работал на Брянском аэродроме в Бордовичах, готовил кадры для гражданской авиации. Как и в боях, в мирной жизни трудился на совесть. И перед вышестоящими в струнку не вытягивался. Начальство, разумеется, нежности к строптивому герою не питало.

Как-то Брянск посетил Юрий Гагарин. Первый космонавт Земли выдвигался в Верховный Совет, приехал встречаться с избирателями. На встрече в обкоме в числе уважаемых людей области Гагарину представили и Камозина. Имен называлось много, поэтому Юрий Алексеевич запомнил даже не фамилию, а награды - дважды Герои встречаются не каждый день.

После всех "формальных" общений, как водится, последовало "неформальное" - ужин в ресторане "Журавли". Камозин в круг избранных не попал. А Гагарин, которому не слишком весело сиделось за столом в кругу совпартактива, вспомнил о собрате по летному делу. Поинтересовался, почему того нет в числе сотрапезников. Бывшие "на подхвате" обкомовские чиновники со всех ног ринулись домой к Павлу Михайловичу. Долго извинялись, объяснялись - произошла, мол, ошибка... Потом Гагарин с Камозиным долго, едва ли не до самого утра отдыхали в компании друг друга. Про Камозина потом говорили, что он мог выпить и с дворником, и с первым космонавтом.

Камозин и бюст

Такая общительность, демократизм породили еще одну легенду, к сожалению, едва ли не самую расхожую. Будто бы Камозин любил выпивать возле собственного бюста, которым почтили летчика, как дважды Героя. Чуть ли не чокался с памятником. И даже бил о голову изваяния пустые бутылки. И что милиции частенько приходилось унимать буйство уважаемого человека. Отголоски этой легенды есть даже в документальном фильме Андрея Разбаша "Крылья".

Все, кто Камозина знал, в один голос утверждают: это чушь. Да, аскетом, трезвенником он не был. Но, во-первых, организм имел сильный, к алкоголю стойкий. А главное, норму свою знал. Себя блюл. Ни о каких пьяных безобразиях до беспамятства речи никогда не шло.

Иные легенды рождаются ниоткуда, а бывают и "мелочи", достойные эпоса. На презентации уже упомянутой книги Э. Реймерса сослуживец Павла Михайловича по брянскому авиапредприятию Герой Советского Союза Иван Кашин рассказал, что Камозин долго не мог получить квартиру. И не оттого, что ему не давали. Ордера, которые предоставляли герою, тот уступал тем, кто, по его мнению, более нуждался в жилье.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых