aif.ru counter
291

Пленники заборья

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17 25/04/2007

В брянском селе, где наивысшая чернобыльская радиация, еще живут 86 человек.

Красногорское Заборье остается, пожалуй, самым радиационным российским селом. Счетчики здесь отмеряют даже сегодня до 1000 микрорентген, а ранее находили места, где загрязнение еще выше.

"Светящееся" молоко

Что-то ушло в землю, что-то перенесло ветрами и вешними водами. Пойменные луга - это первая опасность, которая подстерегает местных жителей. В деревне до сих пор держат коров, свиней, кур. Если скотина пасется на участке, который посыпало чернобыльским пеплом, молоко начинает заметно "светиться". Но проверяют продукты нынче редко. А если молоко получают только для личного потребления, то, скорее всего, хозяин подворья и не будет знать, что он пьет.

Нина Мельникова - одна из тех, кто держит большое хозяйство. В том числе корову Субботку. Коровка дает около 20 литров молока, которое, конечно, хозяйка, вынуждена частично продавать соседям. По ее уверениям, продукт сейчас чистый, так как скотина пасется на сеяном лугу. Это подтверждают и специалисты радиологической ла-боратории Красной Горы. Хотя они же предостерегают: то и дело в районе возникают своеобразные радиационные вспышки. Когда проверяют, почему в том или ином хозяйстве молоко вдруг показывает высокое содержание цезия, как правило, выясняется, кто корова паслась где-то в низине. Сама Нина Мельникова сейчас жалуется только на головные боли. Те же недуги одолевают и ее уже взрослых детей. Они живут в разных местах, но почему-то все страдают одной болячкой. Нина Васильевна подозревает, что без чернобыльского воздействия тут не обошлось.

Семидесятитрехлетний Николай Ушаков - один из самых жизнерадостных жителей Заборья. Он еще молодецки колет дрова и складывает их в аккуратную поленницу. Спрашиваю, не боится ли радиационного дыма, ведь во всей округе, пожалуй, не найти чистого леса. Нет, Ушаков не боится. Да и здоровье у него неплохое - разве что обычные стариковские болячки. Дровами топятся и остальные жители деревни. Печка стоит даже в местном магазине. Его продавщица Валентина Снытко жалуется на постоянные боли в суставах. В декабре 1986 года у нее родился сын. У малыша плетью висела рука, ее пришлось в течение месяца разрабатывать, но Валентина сумела это сделать, и теперь парень даже уже отслужил в армии.

Сжившиеся с радиацией

Сейчас в Заборье 6 детей. Самой маленькой девочке 6 лет. Ее отец Александр Пинчуков утверждает, что здоровье ребенка хорошее. Семье Пинчуковых наконец-то дали квартиру в Красной Горе. Для заборцев переезд в Красную Гору считается большой удачей. Самым болезненным считают переселение в отдаленные районы, хотя и чистые. Многие ведь вернулись из Никольской Слободы Жуковского района: родина тянет обратно. Тем не менее и в самой Красной Горе не все так безмятежно. Когда мы замерили радиацию возле рентгенлаборатории, оказалось, что здесь около 27 - 30 микрорентген - вдвое больше нормы.

Елена Ефименко работает медсестрой в Заборье. Ей хорошо известно что местный люд страдает повышенным артериальным давлением. А той же головной болью мучаются ее сын и дочь, которой тринадцать лет. Девочка жалуется, что голова буквально раскалывается, доходит даже до рвоты. Хотя у ее подружки Марины Процкой, которой будет одиннадцать лет, нет никаких жалоб. Девочка рослая, жизнерадостная.

По словам директора Красногорской радиологической лаборатории Лидии Островской, самую большую опасность таят в окрестностях Заборья грибы: содержание цезия в боровиках и подберезовиках бывает выше нормы в 200 раз. Так же опасна черника. Но чем убедить заборцев после 21 одного года запугивания? Пожалуй, уже ничем. Они будто сжились с радиацией. Местный пчеловод Василий Семенченко говорит, что и рад бы переехать к сыну, да государство с ним еще не рассчиталось:

- Сдал государству дом, а грошей не получил до сих пор. Я лесником работал.

Из-за болей в спине он сейчас отказался от штанов, заменив их подобием юбки из рваного белого халата. Выглядит потешно, да и сам по натуре очень веселый человек. Во дворе у него лошадка да пара псов. В доме - несколько небольших иконок.

- Вот где наше спасение, - говорит Василий Иванович...

Справка "АиФ-Брянск"

По сведениям прокуратуры Брянской области, финансирование учреждений здравоохранения по федеральной чернобыльской программе прекратилось с 2006 года. По расчетам Брянского диагностического центра, на диспансеризацию жителей радиационной зоны в предстоящие четыре года нужно 132 миллиона рублей. Областной бюджет смог выделить за последние два года менее 9.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых