aif.ru counter
26

СЕМЬ ВЕКОВ НА ОДРИНКЕ

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Наш пятилетний юбилей 18/10/2006

Она задерживается на руинах бывшего храма и печалится: сил мало, помощников не густо. Когда таким медлительным ходом восстановят самый большой храм монастыря, под обломками которого захоронения неведомых схимников?

За семь веков обитель столько поруганий и обид испытала, что у настоятельницы сердце кровью обливается:

Смутное время - удары судьбы

- За брЯнскими лесами в те времена уже Литва начиналась. До нас предание дошло, что на "древе сосне" случилось чудесное явление иконы святителя Николая. Здесь, на Одринке, миряне построили деревянную церковь, она и дала начало монастырю. Литовцы напали на него и сожгли вместе с городом Карачевом. Князь Ольгерд лютовал, а его дочь прониклась нашей верой, стала инокиней Евпраксией. Известна ее грамота, ко-торую она написала в 1352 году.

Смутное время разрушило Николо-Одринский монастырь, но он снова отстраивался. Игумен Варнава, назначенный императором Петром I, возвел каменный собор во имя святителя Николая. Казалось бы, мрачные времена кончились для обители, но напавшие на нее разбойники не только учинили грабеж, но и порешили настоятеля, пытая его огнем. С трудом восстановил порушенное игумен Иувеналий, представитель дворян-ского рода Воейковых. Екатерина II отобрала у иноков землю, а помещик Языков подарил им свои 30 десятин. Так много лет и чередовались удары судьбы с ее подарками. Девятнадцатый век считается временем процветания древней обители, прославившейся своими старцами. Игумен Серапион приблизил ее устав к Афонскому. Тогда прославилась чудотворениями икона Божией Материи "Споручница грешных". Матушка Мариам уже в нынешние дни построила во имя этой иконы деревянную церковь, которая внутри вся светится янтарным цветом. В середине девятнадцатого века в монастыре должен был появиться каменный храм в честь той же иконы, но он рухнул до завершения постройки. Как говорят, из-за архитектурной ошибки. То знамение было скорбны, но ждали и иные.

Новая жизнь по-большевистски

Большевики разместили в обители детскую опытно-показательную школу, монахов затолкали в коммуну "Новая жизнь", а в 1924 году и вовсе изгнали их. Собор взорвали, по кирпичику растащили другие строения. Остался лишь осиротевший игуменский дом, да братский корпус. Но в 1992 году настоятель Брянской Тихвинской церкви отец Никита призвал мирян возродить монастырь, и над источником появилась часовня. В марте 1995 года Синод благословил открыть здесь женскую обитель.

- Я пришла - ни крыши, ни окон. Грязи! В братском корпусе большевистских быков откармливали и пирушки справляли. В ящиках повсюду находила черепа и кости. Я их все собрала, с батюшкой отслужили панихиду и захоронили, - вспоминает матушка Мариам. - У нас и сейчас-то иной раз за газ нечем заплатить, а тогда и вовсе нищенствовали. Но постепенно восстановили игуменский дом и братский корпус, для священников и дьякона построили дом. Кажется, откуда только силы взялись. Но и в наше время чудеса творятся, мы их записываем...

Одна из чудесных историй связана с двухсотлетним Евангелием, побывавшим в немецком плену, но заветно возвратившимся в Карачев. В этом событии увидели знамение. Евангелие в большом серебряном окладе нашел в здешних местах молодой немецкий солдат. Сунул его в мешок, приговаривая: "Господи, спаси меня, я верну Евангелие сюда и стану пастырем".

- Плохо ему тогда было из-за ранения. Его Господь спас, - рассказывает настоятельница. - На ком Бог хочет, на том и сотворит чудо. Полвека немец хранил Новый Завет. Стал как-то книжки перебирать и наткнулся на него. Мы когда тонем, то и топор сунем, а когда вылезем, то и топорища не даем. Но привез немец Евангелие в Карачев. Оста-вил его в соборе Михаила Архангела в Карачеве, а оттуда оно к нам вернулось. Случилось это знаменательное событие за два года до открытия монастыря. И вот служим по нему, бережем.

Монастырские иконы - испытание для души

Столь же удивительным было и возвращение иконы "Споручница грешных", следы которой отыскались аж в Одессе. Вернул ее схимонах Макарий, который, по сути, первым перебрался через Одринку и стал единственным насельником еще не возрожденного монастыря. Сейчас иконопись пытаются возродить и в самой обители. Мать Ольга вышивает ризы, а монахиня Антония, принявшая постриг восемь лет назад, корпит над образами:

- К нам много икон принесли. Мы развесили их по стенам игуменского дома, по-лучилась целая экспозиция.

Есть даже диковинка: одна старинная икона дает три разных изображения, если смотреть на нее под разными углами. Тот же принцип применяется на современных рекламных щитах. В мастерской матери Антонии не только кисти, краски и мольберт, но даже микроскоп. Он нужен для того, чтобы писать крохотные образочки. Но эта работа - испытание прежде всего для глаз, а вот большие иконы - испытание для души. Надвратную икону монахиня писала весь великий пост:

- Изучаешь технику, стиль, но когда работаешь, понимаешь, что только сама Матерь Божия может помочь, - делится монахиня. - Либо она даст, и тогда все получится, либо нет. Лик можно десятки раз переписывать, плавить, плавить... Видимо, это Божье на самом деле. Это не умение, даже не вдохновение. Можно десятками лет заниматься ико-нописью, но если нет благословения Божьего, ничего не получится.

Около четырех десятков инокинь пишут историю нового монастыря, строят и ведут его большое хозяйство. За все время лишь две женщины сняли черное облачение и вернулись в мир. Матушка Мариам убеждена, что они так и не поняли, почему истинный монах сам ищет тяготы.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых